В настоящее время на рассмотрении во втором чтении в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации находится законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «О саморегулируемых организациях» (далее — ФЗ О СРО).
1. В части 4 статьи 3 новой редакции ФЗ О СРО неправильно указаны условия прекращения статуса. Не учтено, что статус СРО может быть прекращен при ликвидации или реорганизации с момента ликвидации в связи с прекращением правоспособности (см. Гражданский кодекс Российской Федерации), а запись об этом в реестр СРО может быть сделана значительно позднее.
2. В статье 5 совершеннейшая путаница в понятиях. Федеральные стандарты идут вперемешку со стандартами СРО. Понятие Федеральных стандартов вообще не определено, но при этом правом их принятия наделяются некие национальные объединения. Стандарты должны включать в себя кодекс этики, хотя кодекс этики сам, по сути, является самостоятельным стандартом, а точнее, правилом саморегулирования. Также не ясно то, какое место в правовой системе займут Федеральные стандарты.
3. Требования к членам, обычно, устанавливаются не положением о членстве, а уставом СРО. То же касается прав и обязанностей членов СРО (статья 4.1. новой редакции ФЗ О СРО).
4. Положение о внесудебном удовлетворении… и инвестиционная декларация – это частности, которые не следует указывать в нормативном правовом акте такого уровня, как ФЗ О СРО. То же относится к Положению об оказании СРО услуг. Априори является аксиомой то, что СРО не вправе осуществлять никакой коммерческой (предпринимательской) деятельности – это основной принцип деятельности СРО!
5. Наделение нацобъединений функцией разработки общеобязательных Федеральных стандартов и форм внутренних типовых документов СРО – это прямое ограничение правового и политического суверенитета СРО, что противоречит основным принципам саморегулирования и превращает нацобъединения в квазигосударственные органы, чего не должно быть в гражданском обществе ни при каких условиях. Для чего тогда вообще СРО нужны, если они самостоятельно ничего не могут принять без согласования с нормами, утвержденными нацобъединениями? Это дискредитация всей системы СРО.
6. Анализ деятельности членов СРО и требование от них отчетов (п.8 ч.1 ст.6 законопроекта) не свойственно СРО. К тому же это является прямым вмешательством в деятельность организаций в части требования от них раскрытия информации о своей деятельности, в том числе коммерческого характера. Иначе необходимо более подробно прописывать в законопроекте тему отчетности членов СРО перед СРО.
7. Платные услуги СРО также необходимо свести на нет, так как главная цель СРО – это не извлечение прибыли, а содействие своим членам в качественном производстве работ и оказании услуг (пп. 5, 6 ч.3 ст.6 законопроекта).
8. Частью 3 статьи 7.1. нового проекта ФЗ О СРО национальными объединениями подменяется функция органов государственной власти в части ведения объединенного реестра членов СРО. Норма излишняя и опасная с юридической точки зрения, так как порождает два официальных реестра.
9. Правоспособность субъекта возникает в силу его рождения или регистрации. Причем тут наличие в реестре ИНН? Постановка на налоговый учет не имеет никакого отношения к СРО и реестру членов. Если уж внести речь о каких-то учетных номерах, то это ОГРН ЮЛ или ОГРН ИП, или иные номера учета физических лиц. То же относится и к требованию отражать в реестре сведения на главного бухгалтера. Так и хочется спросить у авторов законопроекта: «А размер противогаза руководителя СРО не надо в реестре указывать? Ну, так на всякий случай…».
10. Законопроект не согласуется с ФЗ «О персональных данных».
11. Работник не может быть работником на основании гражданско-правового договора (это указано в части 1 статьи 8 новой редакции ФЗ О СРО).
12. Предметом проверки не может и не должно быть все или любое законодательство. Нужно точно определять пределы проверки соблюдения законодательства (ч. 2 ст.9 новой редакции ФЗ О СРО).
13. Часть 5 статьи 9 законопроекта закладывает предпосылки для произвола со стороны СРО в отношении своих членов в части проведения контрольных мероприятий.
14. Мера дисциплинарного воздействия как мера внутреннего механизма саморегулирования не может применяться за нарушение всего законодательства в целом. Нужно конкретизировать часть 1 статьи 10 законопроекта, ограничив предметом саморегулирования.
15. Не ясно, что подразумевается в части 5 статьи 14 под словом «штат». Легального определения «штат» или «штатный сотрудник» нигде нет.
16. Пунктом 3 части 7 статьи 17 нарушаются права индивидуальных аудиторов, которым законом об аудиторской деятельности не запрещено аудировать (проверять) СРО. Прямое нарушение как ФЗ «О защите конкуренции», так и ФЗ «Об аудиторской деятельности».
17. Указание в законопроекте порядка ведения государственного реестра СРО является чрезмерным (статья 20.1). Этот порядок вполне может утвердить Правительство России, а не ГД ФС РФ.
18. В статье 20.2 законопроекта говорится, что орган надзора за СРО проводит проверки СРО на предмет соблюдения законодательства. Налоговый кодекс Российской Федерации – это тоже ФЗ. Разве логично, что соблюдение налогового законодательства и прочего непрофильного законодательства орган надзора за СРО вправе проверять?
19. Законопроект вводит реестр национальных объединений СРО. При этом отсутствует какое-либо указание, что делать с уже созданными СРО и нет процедуры «легализации» таких нацобъединений.
20. В пункте 3 части 8 статьи 23 содержится либо опечатка, и речь идет о руководителе Совета национального объединения, а не СРО в него входящих, либо грубое и безграмотное вмешательство в дела самостоятельной организации – СРО через назначение руководителей коллегиальных органов управления. Тогда возникает вопрос, а почему руководителя СРО не назначать указом Президента Российской Федерации?
21. Нет четких и однозначных оснований для отказа полномочным органом в принятии Федеральных стандартов (ст. 23 законопроекта). Если признать наличие Федеральных стандартов и необходимость их согласования с некими органами государственной власти, то тогда должны быть выработана процедура такого согласования, а также указаны на законодательном уровне основания отказа в таком согласовании. В противном случае придется через какое-то время опять вести речь об антикоррупционной проблеме уже и в сфере принятия Федеральных стандартов.
Помимо вышеуказанных явных правовых перекосов, законопроект изобилует большим количеством нарушений юридической техники и противоречит как основополагающим принципам организации деятельности СРО и иных некоммерческих организации, так и основным принципам гражданского законодательства. Очередная попытка наделить национальные объединения контрольными и другими функциями, свойственными государственным органам, выглядит нелепой и бессмысленной.
В то же время не исправляются многие проблемы в системе саморегулирования, о которых уже давно известно. Так, например, нет уточнения о добровольном членстве в национальных объединениях как основополагающем принципе организации частных некоммерческих объединений, основанных на членстве. Не вводится возможность проведения общих собраний членов СРО в форме заочного обсуждения и голосования. И это при активном развитии средств автоматизации и связи, а также в противовес всем заявлениям Президента России и Председателя Правительства России о создании единого информационного пространства по типу «Электронная Россия».
Возможно, что существующий ФЗ О СРО нуждается в корректировки и уточнениях, но явно не в таких, которые мы видим в проекте указанного федерального закона.